История

ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ «АШИХИНЦЫ»: ПОЧЕМУ ТРЕБОВАНИЯ ЛИШИТЬ «ИСТОРИКА» Г. А. БЕЛИКОВА ПОЧЕТНОГО ЗВАНИЯ СПРАВЕДЛИВЫ

Обращение общественных организаций к главе города с требованием лишить краеведа Г. А. Беликова почетного звания вызвало, как и ожидалось, возмущение его сторонников и последователей, отразившееся в статье некоторых адвокатов и депутатов на интернет-ресурсе NewsTracker под названием «Расколоть общество: кто и зачем воюет с покойным почетным гражданином Ставрополя».

От Советского Информбюро

Обвиняя авторов Обращения в анонимном и скрытном написании, адвокаты Беликова с первых же строк сразу начинают в открытую, как истинные последователи своего кумира, «резать правду-матку» чисто по-беликовски:

«Профессиональные историки и просто интересующиеся историей жители Ставрополя знают, что после захвата коммунистами Ставрополя в 1918 году…»

Но времена поменялись – сегодня уже не только историки могут проверять достоверность фактов и ту или иную информацию, но даже простые школьники, интересующиеся историей города, заглянув в Википедию, легко могут узнать, что никакого такого «захвата коммунистами Ставрополя в 1918 году», как рисуют «сургучевцы», не было. А был избран 1-го января на губернском съезде Советов губисполком, в котором, кстати, не все были коммунистами и который был уже через четыре месяца, 14 мая, из-за происков эсеров, переизбран на втором, чрезвычайном губернском съезде Советов. Причем, на обоих губернских съездах, каких либо серьезных столкновений не было – они проходили достаточно мирно и демократично.

Далее адвокаты излагают и обосновывают в таком же пропагандистском антисоветско-русофобском стиле установление памятника «восставшим офицерам» на территории церкви. Но возникает вопрос, почему именно им, а не их жертвам – заколотых штыками красноармейцам?

Но над этим вопросом, скажем прямо, адвокатам уже не надо «париться» – за них ответили Сургучев с Беликовым – красноармейцы, оказывается, были не людьми, а демонами. Боевой агитационный листок пропагандиста ОСВАГа Добровольческой армии белых И. Сургучева, так и назывался «Бесы русской революции». Беликов всего лишь развил эту мысль и конкретизировал, переименовав задним числом для своего пропагандистского удобства эту агитку (объявленную, кстати, «сургучевцами» своим манифестом (!) в «Большевики в Ставрополе».
По правде говоря, здесь ничего нового нет. Такой пропагандистский прием и по сей день усиленно применяется Западом в его информационной войне с современной Россией – прежде, чем напасть – демонизируй противника, чтобы прикрыть и оправдать свою агрессию и привить ненависть к врагу у армий НАТО.

«Красный террор»

Вот и у «сургучевцев» с этим тоже все было в порядке – они из кожи лезли, доказывая и рисуя самые мрачные картины «красного террора», якобы творимого большевиками на территории Ставропольской Советской республики. И главным доказательством такого беспредела Советской власти, как вы уже догадались, дорогие читатели, естественно, служил боевой листок-манифест под названием «Большевики в Ставрополе», который «сургучевцы» настолько часто повторяли, как мантру, что даже не заметили, как он превратился в их глазах уже в «ужастик» типа «палачи в Ставрополе» или что-то вроде «красные в городе».
Отсюда у них, под руководством «историка» Беликова, и произошла путаница. Вооруженный кровопролитный захват Ставрополя бандой бело-фашиста Шкуро (генерала белых в Гражданской, а в годы Великой Отечественной войны еще и ставшим генералом СС Главного Управления Казачьих Войск вермахта) произошел спустя еще три месяца после майского губернского съезда Советов, в конце июля, но по стилю пропагандистов Сургучева-Беликова это был не захват, а «освобождение» города от коммунистов.

Закончив со вступительной частью своего спича и явно запоздалым оправданием писателя-коллаборациониста Сургучева, адвокаты перешли непосредственно к защите А. Г. Беликова.

«Легендарные» работы Беликова как пропаганда гражданской войны

Требования лишить Беликова звания «Почетный гражданин» являются провокацией, разжигающей ненависть между гражданами и направленной против нашей городской администрации — заявили они и предположили, что «именно легендарная «Ставропольская Голгофа» Беликова, еще более подробно, чем Сургучев, вскрывающая «подвиги» ашихинцев, и явилась главной причиной атаки фанатствующих анонимов». Но вот тут-то авторы, можно сказать, и споткнулись на поговорке: за что боролись, на то и напоролись.

Разве термин «ашихинцы» когда-либо до появления «легендарных» творений Беликова существовал в историографии края? До него в истории были всем известные «белые» и «красные». Для чего Беликов извлек рудименты Гражданской войны прошлого века и стал их в XXI веке развивать в подробностях фантазий бело-фашистского агитатора-пропагандиста Сургучева? Уж не для того ли, чтобы поделить общество на «ашихинцев» и «сургучевцев»? На «достойных правдорубов» и «атакующих фанатствующих анонимов»? Если это так, то тогда получается, что не кто иной, как Беликов своей «легендарной «Ставропольской Голгофой» устроил провокацию, разжигающую ненависть и направленную против граждан, то есть, делающую между ними гражданскую войну перманентной.

Таким же стилем написана и другая «легендарная» работа Беликова «Оккупация Ставрополя». Правда, в ней он не пишет прямым текстом, как его любимый Сургучев, «Ворошиловск очищен» (немцами от советских солдат), но русофобии в ней все также предостаточно.

Вот, например, что Беликов заявил журналистке Ирине Лежаве про зверства немецких оккупантов и также якобы со стороны российских советских руководителей в статье «Cтавропольская голгофа по книге Г. Беликова» (https://proza.ru/2010/07/12/701):

«По словам М. Горбачева «…немцы даже в военное время на чужой территории не совершили и десятой доли того, что в нашем крае совершили до войны Шеболдаев, Фриновский и Каганович».

А вот откровения Беликова в другой статье NewsTracker от 28 июня 2019 «Ставропольцы не реагируют на памятники палачам из-за незнания подлинной истории» (https://newstracker.ru/comment/german-belikov/28-06-2..):

«А сколько в нашем родном Ставропольском крае и Ставрополе, помимо Дзержинского, таких сатрапов революции?! Всех этих труновых, апанасенко, шпаков, ашихиных и бесчисленного количества других».

То есть зарвавшийся автор опустился уже до публичных пренебрежительных оскорблений героев ВОВ, коими являются генерал И. Апанасенко и член Военного совета Закавказского фронта, освобождавшего Ставрополь, Л. Каганович. Но в таком случае адвокаты Беликова должны задаться вопросом: почему за подобные оскорбления героя ВОВ И. С. Артеменко А. Навальным, блогера осудили, а «историк» Беликов по-прежнему почитаем?
Может, потому что в своих работах Беликов делает самоуверенные ссылки «(Архив автора)» на свой собственный архив, искренне полагая, что только он может являться автором непреложных истин в последней инстанции и это ему дает право безапелляционно судить обо всем и всех?
Видимо, исходя из этого права появляются на свет у него такие чисто пропагандистские перлы, как этот:

«Есть и совершенно ненормальные вещи. Например, на Даниловском кладбище есть памятник из гранита, надпись на котором гласит: «Здесь покоятся дети, убитые гитлеровскими захватчиками». А у меня лежат документы, что там лежат дети из детских домов, которые умерли от голода в 1933 году. Всего около 30 человек от 8 до 12 лет».

Автор не думает, а каково читать такое ветеранам и родственникам этих детей? Очевидно, что задумываться над такими вопросами — это не в его антисоветском русофобском стиле. Но, по-моему, надзорным правоохранительным органам стоит задуматься, не являются ли подобные публичные высказывания действием, оскорбляющим память о Великой Отечественной войне?

Истоки такого стиля становятся ясны из откровенных публикаций Беликова переписки со своим «учителем» — судимым так же, как и Сургучев (с разницей, правда, срока наказания в 15 лет), за работу в фашистских оккупационных газетах Л. Польским.
Вот какие, очевидно, слова, точнее, наверное, только последние слова из лицемерной фразы своего наставника фанатично усвоил Беликов:

«Пишите правду и одну правду, она ваше оружие против лжи и подлости советских борзописцев и их хозяев».

При этом Беликов, наверное, не хотел задумываться над тем, а кого же видели бывшие фашистские агитаторы оккупационных газет «Утро Кавказа», «Казачья лава», «Парижский вестник» Польский и Сургучев «лживыми и подлыми советскими борзописцами»? Во время войны таковыми в глазах фашистов являлись, конечно же, прежде всего военные корреспонденты, такие как К. Симонов, А. Твардовский, И. Эренбург, диктор Ю. Левитан и т. д., а их «хозяевами» — главреды таких советских газет, как «Красная звезда», «Советская Россия», «Правда»… В их работах на каждом шагу используются такие термины, как «Великая Отечественная война», «немецко-фашистские захватчики», «немецкие каратели».
Но эта терминология чужда Беликову и его последователям. Они тщательно избегают «стиля коммунистов» (корреспондентов ВОВ) и терминов, использовавшихся «лживыми и подлыми советскими борзописцами» относительно Второй мировой войны, следуя заветам «правдивых», по их мнению, пропагандистов оккупационных газет. Даже в толстой книге, изданной «сургучевцами» под названием «Живописец души. Русский писатель и драматург И.Д. Сургучев», с многочисленными ссылками на даты военных лет и статьи в фашистских газетах «Новое слово» и «Парижский вестник» читатель не встретит словосочетаний «Великая Отечественная война», «немецко-фашистские захватчики (каратели)», «фашистские (оккупационные) газеты, театры», будто бы речь идет о талантливой работе писателя Сургучева в благочинных парижских газетах и театрах в ничем не примечательные обыденные годы, а не в суровые годы Великой Отечественной войны.

Подводя итог вышесказанному, в одном только можно согласиться с адвокатами Г. Беликова: кулуарности принятия решений в таких вопросах не должно быть, как и нарушений законности.

А в работах Г. Беликова, как и в подобной деятельности недавно ликвидированного российским правосудием ПЦ «Мемориал», налицо присутствуют «психологические и лингвистические признаки» оправдания террористических организаций и «одобрение экстремизма» на почве антисоветизма и русофобии, с которыми, на фоне обострившейся информационной войны с Западом, мириться у нас внутри страны никак нельзя.

Максим Иванов, Ставрополь

Еще по теме

БЫТЬ НЕ ВОИНАМИ, А ФЕРМЕРАМИ. ВЫХОД КАЗАЧЕСТВА ИЗ КРИЗИСА В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

rprkmv

ИЗГНАНИЕ И АССИМИЛЯЦИЯ ЧЕРКЕСОВ В ТУРЦИИ В 1920-Х ГОДАХ

rprkmv

ГЕРМАН БЕЛИКОВ КАК ЗЕРКАЛО ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ НА СТАВРОПОЛЬЕ

rprkmv