История

«КРЕПОСТЬ В ЗАСАДЕ» ИЛИ НА ЧЬЕЙ СТОРОНЕ ПРАВДА

С некоторых пор на Ставрополье появилось неформальное свободное общественное объединение под названием «Крепость», декларирующее «развитие и распространение Русской культуры, защиту памяти и традиций нашего народа».
В его декларации также заявлено, что «организация не несёт в себе политического характера, но имеет право помогать и поддерживать её членов в политике и общественной жизни».
Однако, даже по видеороликам о Белом движении и Державной России, размещенным этой организацией в социальной сети ВКонтакте, виден ее определенный антисоветский политический окрас.

Логическим продолжением такой позиции этого объединения явилось его яростное выступление в защиту писателя-коллаборациониста И. Д. Сургучева, бывшего белогвардейца-эмигранта, работавшего в фашистских газетах «Новое слово» и «Парижский вестник» в период 1940 – 1944 гг.
По мнению лидеров объединения, принадлежность оккупационных газет к ведомству нацистского идеолога А. Розенберга нисколько не мешала «писателю-патриоту» своей Родины резать правду-матку на их страницах. А если и мешала, то можно его и простить – иначе бы он умер с голоду.
Такая вот, милосердная позиция «крепостников» к Сургучеву, в отличие от противоположной «кэпэрэфовцев», которых они, напротив, немилосердно костерят в соцсетях за то, что те требуют поступить с Сургучевым по закону.
«В историческом дискурсе, — возражают они коммунистам, — существует совершенно другая позиция. Руководитель Музея региональной литературы и литературного краеведения Александр Фокин в комментарии к изданию «Аргументы и Факты» написал следующее: «В Париже во время Второй мировой войны выходила единственная русскоязычная газета, в которой публиковались материалы Сургучёва. Но он никогда не высказывал положительного отношения к фашизму. Напротив, он говорил, что Россию никому и никогда не победить. Так можно обвинить в сотрудничестве с немцами полмира, потому что многие страны были под оккупацией, и люди во время войны вынуждены были приспосабливаться к режиму и зарабатывать на хлеб».<>
Возьмем единственный отрывок из Википедии, связанный с этим утверждением (обвинением), на который коммунисты ссылаются в письме:
«Как отмечает исследователь литературного наследия И. Д. Сургучёва, доктор филологических наук Александр Алексеевич Фокин, именно публикации в «Парижском вестнике», где «печаталась официальная фашистская пропаганда», «наложили „прогитлеровский“ отпечаток на репутацию писателя».
«То есть, — объясняют «крепостники», — в Википедии ничего не говорится по поводу того, что Сургучев имеет прогитлеровскую репутацию, напротив, даётся противоположная информация, в которой чётко и понятно написано, что ничего прогитлеровского в результате тщательного расследования обнаружено не было»
Вот так – достаточно взять слово «прогитлеровский» в кавычки – и ничего уже такого и не было. Прямо как у маленьких детей – сложил ручки над головой «домиком» – и избавился от всех проблем.
«Правда за нами», — безапелляционно заявляют «крепостники».

Меж тем, в оккупированном Киеве во время войны тоже выходила единственная (других при фашистах не могло и быть, по крайней мере, с какой-либо другой, отличающейся от нацистской, как сейчас бы сказали, редакционной политикой) русскоязычная газета под названием «Правда». Но тогда, конечно же, вряд ли можно было бы предположить, чтобы ее сотрудники от своих соотечественников могли бы рассчитывать на такое же снисхождение, как ныне Сургучев от «крепостников», под каким бы то ни было благовидным предлогом. А тем более, прославления! Потому что они прекрасно отдавали себе отчет, что за ними не стоит никакой такой «правды», о которой вдруг уверенно начнут заявлять, спустя 80 лет, некоторые представители сегодняшних общественных объединений.
Исходя из такой «правды», «крепостники» считают одним из главных аргумент в защите Сургучева – это милосердное отношение к нему французской Фемиды. Дескать, французский суд якобы оправдал — отпустил из тюрьмы его, значит, и мы должны прославить.
Однако, такие аргументы для российского законодательства, скорее всего, будут ничтожны. Разницу в подходах зарубежного правосудия и российского к такого рода преступлениям легко отследить даже в Википедии.
Вот что можно прочитать там, например, о наказании военных преступников вспомогательного батальона №118 вермахта, печально прославившемся в сожжении Хатыни:
«В ноябре-декабре 1986 года в Минске состоялся процесс над Григорием Васюрой (начальником штаба батальона). <>Решением военного трибунала Белорусского военного округа Григорий Васюра признан виновным и приговорён к расстрелу.
Командир 118-го батальона Константин Смовский после войны был активным деятелем эмигрантских организаций, к ответственности не привлекался; умер в Миннеаполисе, США. Иван Слижук, после войны являлся активным членом оуновской эмиграции, умер в Лионе (Франция) в 1994 году. Благополучно доживал свой век и Иосиф Винницкий, был деятелем украинской диаспоры в Канаде, умер в Монреале».


Существенная разница в данном случае, не правда ли, между правовыми нормами в отношении к подельникам одного и того же преступления в России и за рубежом?
Но та же картина и в случае с Сургучевым. В послевоенной Франции его ждало продолжение карьеры, хотя, правда, уже и не такой головокружительной, как при фашистах.
В то время, как его «коллеги» по Белому движению и газетному сотрудничеству Краснов, Шкуро, Власов и другие были приговорены в России к высшей мере наказания.


Так, может, правильнее было бы называть защитников коллаборациониста Сургучева в объединении «Крепость» не «крепостниками», а «крепостными»?
Крепостными своих политических заблуждений и идеологических иллюзий из-за недостаточного ими знания нравственных норм и российского законодательства.

Максим Иванов, Ставрополь

Еще по теме

ОДНА МАЛЕНЬКАЯ ПТИЧКА…

rprkmv

ГЕРМАН БЕЛИКОВ КАК ЗЕРКАЛО ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ НА СТАВРОПОЛЬЕ

rprkmv

ЗАНИМАТЬСЯ ВОПРОСОМ БУДЕТ «ЕДИНАЯ РОССИЯ»?

rprkmv