История

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КАЗАКОВ-ЭМИГРАНТОВ АМЕРИКАНСКИМИ СПЕЦСЛУЖБАМИ В 1940-50-Х ГОДАХ

Известное правило британской дипломатии гласит, что правительства в изгнании — это не игроки, а игральные карты, какие бы формы не принимали политические объединения эмигрантов. Казачья эмиграция после Второй Мировой войны постоянно находилась в поле зрения американской разведки, отслеживавшей основные тенденции ее общественной деятельности.

Командующий американскими войсками в Европе Д.Эйзенхауэр 4 сентября 1945 г. отдал негласное распоряжение временно приостановить действие ялтинского соглашения о перемещенных лицах для того, чтобы удержать в западных зонах оккупации как можно больше советских граждан, не желавших возвращаться на Родину. Представители американских спецслужб отмечали высокие морально-волевые качества новых эмигрантов, свойственную им ненависть к коммунизму и не просто стремление, а подчеркиваемое в документах страстное желание бороться с советским государством. Бывших советских людей, прошедших войну, американцы считали более жесткими и беспощадными, чем старых эмигрантов. Для американских спецслужб было важно, что эмигранты второй волны обладали жизненным опытом и знаниями людей, проживших большую часть жизни в СССР. Новая казачья эмиграция стала очень ценным союзником США.

Американские политики рассматривали казаков, оставшихся в западных зонах оккупации, в качестве оружия политической войны. О серьезности отношения к их организациям говорит перечень государственных структур США, координировавших деятельность русских эмигрантов после войны. Документы, определявшие их деятельность, выпускали Управление политического планирования Госдепартамента и Управление политической координации ЦРУ. Существует множество материалов, подготовленных насовместных встречах представителей ЦРУ, Госдепа, Министерства обороны, ФБР, посвященных использованию эмигрантов в борьбе против СССР.Главным препятствием для использования казаков в своих интересах былколлаборационизм практически всех, кто решил остаться за границей, что серьезно затрудняло их публичную активность в США, но уже к концу 1940-х гг. неприятие коллаборационизма перестало мешать американским спецслужбам. Их сотрудникине испытывали «значительных угрызений совести», работая с отдельными лицами или организациями, сотрудничавшими с гитлеровской Германией. Как считают многие американские исследователи, в 1948–1952 гг. в США были допущены около 10 тыс. военных преступников и коллаборационистов. Многие из них продолжилиборьбу наидеологическом фронте, принимая активное участиев информационно-психологической войнес Советским Союзом.

Американские спецслужбы на начальном этапе не считали слишком серьезным потенциал казачьей и в общем русской эмиграциидля антикоммунистической борьбы. Первый директор ЦРУ Р. Хилленкоттер оценивал организации эмигрантов «в высшей степени нестабильными и ненадежными, разделенными личным соперничеством и идеологическими различиями». В то же время американские специалисты понимали, что важность эмигрантской организации часто не зависела от ее размера, потому что «некоторые из них, оставаясь незначительными по размеру, оказывали важное влияниена образ политического мышления всей эмиграции благодаря качествам и позиции ихлидеров».Преодолеть разобщенность было решено при помощиобъединения разнородных групп, что позволило бы им «сослужить бесценную службу силам Западных демократий в их борьбе против Московской диктатуры». Американский дипломат, политолог и историк, основатель Института Кеннана, так называемый «архитектор Холодной войны» Дж. Кеннан озвучил концепцию «политической войны», предусматривающей создание комитетов освобождения или центров «национальной надежды», возглавляемых политическими беженцами, которым должен был обеспечиваться доступ к источникам распространения информации. В 1947 г. Координационный комитет армии, флота и госдепартамента начал поиск политических фигур, которые могли начать формирование комитетов освобождения, сопротивления коммунизму и наладить связи с подпольем в СССР. В то время впервые начали создаваться общественные организации, выступавшие в качестве прикрытия длядействий государственных органов США.

В сентябре 1949 года Дж. Кеннан сформулировал рекомендации для спецслужб по созданию русского национального антикоммунистического фронта, необходимости координации его деятельности с политической эмиграцией из стран Восточной Европы под эгидой Национального комитета «Свободная Европа». На территории Западной Германии планировалось создать единую политическую организацию для всей многонациональной эмиграцию из СССР, но противоречия между эмигрантами оказались настолько велики, что после нескольких неудачных попыток, американцы отказались от этой идеи.После этого самоорганизация казаков перестала бытьважной задачей для их кураторов. Участников акций информационно-психологической войны начали подбирать, исходя из их практической полезности, под конкретные проекты, разрабатываемые для борьбы с Советским Союзом на международной арене и передачи советским гражданам информации, выработанной в США.

Опыт мобилизации политических эмигрантов с помощью создания объединенных фронтов инациональных комитетов, впервые опробованный на русской диаспоре в конце 1940-хгг., до сих пор используется Соединенными Штатами в целях информационно-психологического противоборства со своими противниками.

Еще по теме

ГЕРМАН БЕЛИКОВ КАК ЗЕРКАЛО ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ НА СТАВРОПОЛЬЕ

rprkmv

БАНДИТИЗМ И СОТРУДНИЧЕСТВО С ОККУПАНТАМИ В КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ В 1941-45 ГГ.

rprkmv

РОЛЬ АНТИБОЛЬШЕВИСТСКОГО БЛОКА НАРОДОВ (АБН) В ХОЛОДНОЙ ВОЙНЕ

rprkmv